суббота, 30 марта 2013 г.

Мы все учились понемногу...

(или "Простите, Александр Сергеевич!")

Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь. 

Есть аттестат – и слава богу! Без золота – не обессудь. 

 Учение – не детский праздник. А ты, к тому же, был проказник. 

И все же, педсовет решил,  что ты умен и очень мил. 

 Ты рыться не имел охоты в академической пыли, 

И все ж, тебя не обошли учителя своей заботой, 

 И ты со школьного крыльца спускался с видом мудреца.


Куда, куда вы удалились, Тех школьных лет златые дни!

Ах, как мы славно веселились, и только горькую – ни-ни! 

Не верю я, что время это поглотит медленная Лета, 

Хоть и недремлющий брегет натикал нам немало лет. 

Нельзя сказать, что в эти лета мы не слыхали про любовь, 

 Бурлила в нас младая кровь, и мы гуляли – спору нету, 

Но для учебы и у нас свободный находился час.

                                                      ...........

Мы каждый день, не протестуя, за знаньем обновляли путь,

И вдалеке экзамен чуя, учить старались как-нибудь… 

Порою приходилось туго, и мы надеялись на друга, 

Который быстро все решил… Тем некогда и ты грешил. 

Когда переполнялось море понятий в сумрачном мозгу, 

Сбегали дружно мы в тайгу и там гуляли на просторе, 

Где каждый, вольностью дыша, готов проделать антраша.

                                                    ...........

Под вечер все в одну палатку влезали шумною толпой…

И не сказать, что спали сладко, но все ж, брезент над головой- не хмурое ночное небо.

К тому ж, никто раздавлен не был, 

Хоть кое-кто увидел сон, Что должен стать убийцей он. 

Ему убийцей стать не дали… Чтобы не мучилось дитя, 

Его будили, не шутя, и все при этом хохотали. 

Но, посмеявшись от души, Подальше спрятали ножи.

                                                   ...........  

Уж небо осенью дышало… И устремлялись мы в поля. 

Для нас картофеля немало таила в недрах мать- земля. 

Бразды пушистые взрывая, Бригада наша трудовая 

В земле копалась целый день. 

Мешков таинственная сень с веселым стуком наполнялась… 

Что утаить смогла земля, нашли потом учителя и докопали. 

Приближалась для нас желанная пора веселых плясок у костра…

                                                ...........
Мы все « Онегина » читали, хотя бы первую строку,

Хоть многие предпочитали порадоваться ветерку 

За стенами любимой школы. 

Но все же, в день один веселый, на сцене он поставлен был. 

Онегин был резов, но мил. Ему под стать была Татьяна…

Хоть в жизни девушка была всегда беспечно весела, 

Но в роль она входила рьяно. 

И был наградою для всех вполне заслуженный успех.

                                                          ...........

Учитель наш был честных правил, хоть дядею он быть не мог… 

Учиться он нас всех заставил, точней, она… 

И, видит Бог, ее пример – другим наука. 

Была неведома нам скука. Могли беседовать мы с ней 

И про любовь, и про хоккей. И каждый высказать старался - 

О чем слегка осведомлен, в чем искушен и в чем силен. 

А  если кто-то выражался нехорошо о ЦСКА, 

Его ждала к себе доска.

                                             ...........
И вот, расстались за порогом, а там иные рубежи. 

Летели годы. В ритме строгом текла размеренная жизнь… 

Меняло время наши лица… Но если кто-нибудь вглядится, 

Он всех узнает без труда… Мы были молоды тогда. 

Потом ходили на работу, солили на зиму грибы, 

Встречали каверзы судьбы, при этом создавали что-то, 

Сходились, расходились вновь… И все же, верили в любовь.

                                                 ...........  

И встретились мы в этом зале. Учителя, ученики… 

И все друг другу рассказали, ведь это вам не у доски… 

Зал школьный полон, ложи блещут, ликуют все и  рукоплещут, 

И опоздавший кто-то там ползет меж кресел по ногам… 

Все послешкольные заслуги, все степени и все чины 

Отброшены и не нужны. Друзья мы снова и подруги.

И нам приятней и родней дела давно минувших дней. 

Автор Светлана Мель

Комментариев нет:

Отправить комментарий